расписание 2024
Июнь
 

Воспоминания о великом Николае Николаевиче Озерове на вечере в честь его 100-летия. Наш Сюжет.

14-го декабря в «Доме Актера» прошёл вечер памяти к 100-летию Николая Николаевича Озерова. Мероприятие было организовано Российским Физкультурно-Спортивным Обществом «Спартак» и Федерацией Спортивных Журналистов России. Мы поговорили со звездами спорта, ветеранами и болельщиками о том, каким был великий голос советских побед.

IMG_5874 копия.jpg

Ловчев Евгений Серафимович

Бронзовый призёр Олимпийских игр (1972), Чемпион СССР (1969)

КБВ: К сожалению, сохранилось мало записей с голосом великого Николая Николаевича Озерова. Евгений Серафимович, каким вам запомнился Николай Николаевич, какой матч или спортивное мероприятие, которое он комментировал, оставило самое яркое воспоминание?

Ловчев: Говорят иногда такую фразу: «С молоком матери воспитано». Я думаю, мы родились, выросли с голосом Озерова, потому что, любя спорт, любя футбол, не влюбиться в его репортажи просто невозможно было. Еще и потому, что он был не только комментатором, он был старшим другом. Я такую расскажу историю, я заметным сразу стал футболистом, в первый же год как начал играть, в 20 лет я попал в сборную, на следующий год уже чемпионат мира, финальные игры как сейчас проходят. А есть такая традиция, что во второй год молодой футболист обязательно сдает свои позиции, и меня начал чихвостить один журналист. И мы летим на самолете, я говорю: «Николай Николаевич, объясните, что делать? У меня этот журналист, туда-сюда и прочее-прочее». Я играл левого защитника. Он мне говорит: «Жень, а скажи, а было ли когда-нибудь, чтобы ты подключился по левому флангу, подал на ворота, вратарь схватил мяч, выбросил правому нападающему твоему, он прошел и забил гол?» Я говорю: «Не было». Он и говорит: «Вот тебе и ответ на все: делай, что ты делаешь». И таких вещей нравоучительных или обучающих от него было много. Мы же в детстве все играли в хоккей, футбол: и хоккеисты играли в футбол, и Саша Якушев, и Володя Шадрин за первую мужскую «Спартака» играли на первенство Москвы. Для меня, конечно, репортажи о первой серии хоккейной и это знаменитое –  «нам такой хоккей не нужен!» – все, это для меня на всю жизнь! Честно говоря, я сейчас медийный человек, я часто на телевидении, но, правда, репортажи не веду, я в основном эксперт, я бы, откровенно говоря, смотря, как играет наша сборная с Киргизией, с Таджикистаном, сказал: «Нам такой футбол не нужен!»


Nikolay_Ozerov_100_let_concert_061.jpg

Слушаев Андрей Александрович

Председатель РФСО «Спартак»

КБВ: Андрей Александрович, к Вам вопрос, как к организатору. Скажите, сложно ли было организовать это мероприятие, посвященное 100-летию Николая Николаевича Озерова?

Слушаев: Организовывать все мероприятия сложно, но дело в том, что у нас здесь прекрасный режиссер, актер МХАТа Золотовицкий, и он нам дал зал бесплатно – это уже большое дело. Благодаря ИТАР-ТАСС буквально за два дня, в пятницу, была большая пресс-конференция, и всем объявили о том, что 11-го числа на кладбище собираемся. Я благодарен болельщикам, которые приехали, и сегодня здесь самая большая организация, знаете в чем? Сегодня несколько мероприятий спортивных есть, в 19:00 начинаются. Второе – сегодня многие болеют наши ветераны. Третье – ветеранов надо забрать от дома, это очень тяжело. Я рад тому, что сегодня достойные болельщики приехали, не всех мы можем, конечно, принять, потому что зал исторически очень маленький – всего 270 мест, но надеюсь все, кто приехал, поместятся. Что касается Николай Николаевича, я рад судьбе, что так получилось, что я стал Председателем Российского физкультурно-спортивного общества, и с этим человеком мне довелось встречаться. Для меня он был недостигаемым в плане ранее, когда он комментировал. Но последние годы был такой случай, когда я летел в Сочи, за два года до его смерти – он уже на колясочке был – раньше в наших больших аэропортах не было «рукавов», всегда мы на автобусе подъезжали и поднимались на ИЛ-86 наверх. И я раз подъехал и смотрю – Николай Николаевич, его вывозят на коляске. И мне довелось помочь ему, взять его на руки, занести эти семь ступенечек, занести в самолет, с ним пообщаться и так же помочь в Сочи, передать его людям. Я спросил: «Николай Николаевич, вы куда летите?» Он говорит: «К себе на турнир по теннису». Я: «Как вы?» Он мне говорит: «Андрюш, ну я должен везде бывать, потому что надо везде. Плюс это мой турнир». Что касается сегодня, мы были недавно у супруги – Маргариты Петровны. Видели дочку Надю, которая, надеюсь, сегодня придет. Мы постараемся помочь, как можем, им, этой семье: продуктами, уделить внимание. Александр Сергеевич Якушев, который, надеюсь, здесь будет, и Борис Михайлов, они со мной месяц назад приехали домой на Астраханский переулок и помогли финансово: от «Газпромбанка», кажется, выделили деньги Зимину. Его сын в достатке, сказал: «Александр Сергеевич, это карточка-сертификат на 100 тысяч, вы, как посчитаете, отдайте». А в этом прекрасном зале помпезность – не главное, а главное то, что мы помним нашего Николая Николаевича, который был МХАТовцем, 34 раза выигрывал теннисные соревнования в Советском Союзе. И плюс за него очень многие говорили, что он наш: он ЦСКовец, он динамовец, но оказалось, он спартаковец. Но все равно я надеюсь, что сюда придут приглашенные и «Динамо», и ЦСКА, потому что он был великим комментатором. И вы знаете, что он был на 30 чемпионатах по хоккею, комментировал 15 Олимпийских Игр и восемь чемпионатов мира. Вот, что я о нем могу сказать – это большая легенда и человек, который в тяжелые годы, когда распался Советский Союз, вместе с Болотниковым и Ивановым создал это общество.

Nikolay_Ozerov_100_let_concert_108.jpg

Якушев Александр Сергеевич

Двукратный олимпийский чемпион (1972, 1976), 7-кратный чемпион мира и Европы (1967, 1969, 1970, 1973-75, 1979)

КБВ: Александр Сергеевич, скажите, пожалуйста, в чем секрет поразительного влияния Николая Николаевича на зрителя?

Якушев: Во-первых, Николай Николаевичпрофессиональный был спортсмен. Он понимал душу спортсмена, его психологию, менталитет, поэтому всегда был таким проницательным человеком. И всегда все спортсмены откликались на это его мастерство, которое он умел создавать – ауру  свою. И, конечно, это был великий спортсмен, актер, общественный деятель, его репортажи останутся на всю жизнь в памяти людей, не только любителей спорта. Даже те люди, которые были равнодушны к спорту, когда он вел репортажи с Олимпийских игр, с чемпионата мира – вот Суперсерия-72 – все проникались этим репортажем и после этого наверняка уже любили спорт и относились к нему совсем по-другому.

IMG_5851 копия.jpg

Тихонов Александр Иванович

Четырёхкратный олимпийский чемпион, серебряный призёр зимних Олимпийских игр 1968 года в Гренобле. Одиннадцатикратный чемпион мира. Единственный спортсмен-мужчина, сумевший выиграть золотые медали на 4 зимних Олимпиадах подряд.

КБВ: В сердцах людей Николай Николаевич всегда останется благодаря воспоминаниям о нем. Александр Иванович, расскажите, каким он был?

Тихонов: Вы знаете, таким, как Озеров, быть невозможно – это только Озеров. Я с ним очень хорошо и близко был знаком. Вы знаете, даже если сегодня включить без видео просто его голос, то вся страна узнает, что это Озеров. Его ни с кем не перепутать.

КБВ: Как ласково его называли «Дядя Коля».

Тихонов: Ой, дядя Коля! Мы с ним много раз общались. И я скажу, для меня было высочайшей наградой, когда в одном из последних его интервью, он уже был в инвалидной коляске, его спросили: «Кто ваш любимый спортсмен?» И когда он назвал меня, у меня потекли слезы, это было высшей наградой – оценка такого человека! Однажды я пришел в ресторан «Советский», очень популярный – «И поедем лучше к «Яру» разогреть шампанским кровь»-- рядом с «Динамо», через дорогу, пришел и увидел Николая Николаевича. И мы с ним сели, это был, дай бог памяти, или 70-й, или 72-й год, и мы присели с ним… Естественно, меня уже знали ребята официанты, принесли нам грузди, кольцами нарезанный лучок…

КБВ: Сметанку?

Тихонов: Конечно! Сметанка! Селедочку. Я тогда вспомнил про Общество трезвости. Это когда в старой Руси собрались купцы, такие серьезные люди, политики, и решили создать Общество трезвости, пригласили Льва Николаевича Толстого. И они дискутировали, потом задают вопрос Толстому: «Лев Николаевич, а вы что скажете?» Он говорит: «Вы знаете, чтобы не выпивать, не надо собираться, а уж коли собрались – давайте выпьем!» Николаю Николаевичу это так понравилось, и я скажу, мы три графинчика «светлого чаю» употребили. Это был изумительный рассказчик. Самое главное – я прекрасно помню – вот он начинает говорить, он заканчивает, смотрит на собеседника, я начинаю говорить и не помню, чтобы хоть раз он перебил. Вот это уважение, культура общения у него была величайшая! А потом хватило только одного: «Такой хоккей нам не нужен!» – и вся страна цитировала, весь мир и все прочие. Понимаете, и самое главное сегодняшним комментаторам – вот это просто отец всему: культуре поведения, общения. Никогда он не лез с советами, куда подать, куда стрелять, куда чего, это он отдавал профессионалам. Он комментировал только то, что происходило в хоккейной коробке, на поле – все, что он комментировал. Это был суперчеловек, о котором, я не знаю, наверное, не найдется такого человека, который бы сказал что-нибудь плохое, только положительное, а я тем более. Да, я бывал в кабинке с ним рядом.

КБВ: А какой он был вне комментаторской?

Тихонов: Комментариев пока не было, я зашел, мы посидели, разогрелись и я ушел. Это была целая плеяда тогда – Георгий Сурков, Ян Спарре, Котэ Махарадзе, но с Озеровым, как с Владиславом Третьяком, Михайловым, Петровым, Харламовым, Якушевым сравнить некого. Их перечислять… Я всех хоккеистов прекрасно знаю, стоял на запасных клюшках в 72-м году в финальном матче. Я живу сегодня в Минске, приехал специально сюда. И записали клип в таких условиях, домашних, сегодня я буду исполнять песню о тренерах. Он – заслуженный тренер России! 

КБВ: У него очень много регалий. Он был очень активным.

Тихонов: Очень! Он 45 раз, если мне память не изменяет, был чемпионом Советского Союза. А какие роли исполнял! Насколько разносторонний человек, харизматичный. И я не помню, чтобы кто-то сказал, что кого-то он обидел словом. Есть комментаторы, которые начинают подсказывать – не туда дал, не туда стрелял. У этого было все очень-очень ровненько, и когда его слушали, он наоборот спортсмена, у которого что-то не получилось, он его поддерживал, поднимал, и зрители это видели, и по-другому воспринимали. Когда сегодня: «А он не туда, не сюда!» И сегодня есть комментаторы, о которых у меня тысячи звонков: «Когда уйдут? Когда уберут?» Об Озерове, если бы он прожил 150 лет, я думаю, что мы ему бы по году все скинулись. 

КБВ: И он очень умело мог передать атмосферу самого стадиона, то, что происходило.

Тихонов: Да, а ведь иногда прерывались передачи, на экранах в странном черно-белом телевизоре, а он продолжал. Было такое впечатление, что все идет, как было. 

КБВ: Есть же такой факт, что, когда он вел репортаж хоккейный, возле бортика – он очень любил это делать – ему «прилетело» клюшкой, попали в голову, получил травму и вынужден был уйти, но ему оказали медицинскую помощь, он вернулся на третий период и продолжил комментировать матч. Я считаю, что это невероятно.

Тихонов: Боец! Это пример для подражания следующим поколениям не только комментаторов. На моих глазах! Недоманский в финальном матче 72-го года, где я стоял на запасных клюшках, стоял Аркадий Иванович и дальше, нет, сначала Тарасов. И Недоманский бьет шайбой, бросает прямо в нашу сторону. Мы сели, Аркадий Иванович не видел, ему в правое плечо прилетела шайба. Если бы в голову, то 100% Аркадия Ивановича не было бы. И потом, когда он снял форму, там лиловый синяк был, он не обращал внимания до тех пор, пока не закончился матч. Потом мы все вылетели – победа очередная! Я – болельщик хоккея и вольной борьбы [смеется – прим. ред.].

Поделиться: vk-icon tg-icon
Комментарии

Комментарии 1

Gary Moscow
Молодцы! Очень тепло, по красно-белому, по спартаковски! ❤
Ответить
Добавить коментарий

Возврат к новостям