Гильермо Абаскаль: «Я назвал сына Николаем в честь Старостина»

Гильермо Абаскаль: «Я назвал сына Николаем в честь Старостина»

Официальный сайт футбольного клуба «Спартак» опубликовало большое интервью с главным тренером. Перед началом сезона Гильермо Абаскаль подвел итоги своего первого года в России. Он объяснил последние изменения, произошедшие в команде и тренерском штабе. Кроме того, он рассказал о том, как изменилась его жизнь после рождения сына.


— Позади ваш первый сезон в «Спартаке». Что считаете его положительными итогами, а что хотите исправить уже в ближайшем будущем?

— От «Спартака» всегда ждут только наилучшего результата. Конечно, итог мог быть лучше, но третье место в лиге — это неплохо. Ведь прошедший сезон стал первым и большим шагом в развитии нашего коллектива. И я говорю не только об игре, но и о выстраивании всего процесса работы.

Когда мы показывали результативный и атакующий футбол, многим хотелось, чтобы так продолжалось постоянно: ожидания болельщиков стали очень высокими. Но важно понимать, что многие команды действовали против нас максимально осторожно, с первых минут думая только о том, как не пропустить. У них даже нападающие обороняли свои ворота. Играть 90 минут против такого низкого блока — это очень тяжело! В таких матчах нужны зрелость, опыт, концентрация и умение пользоваться своим шансом. Я верю, что в новом сезоне мы будем увереннее справляться с такими барьерами.

Ну, а худшее, что с нами случилось, — это обилие травм. Если не ошибаюсь, в 37 матчах сезона из 42 мы не могли рассчитывать на кого-то из игроков по причине повреждений. Весной это лишило нас необходимой стабильности, мы лишь дважды смогли повторить четверку защитников в следующем матче. В такой ситуации сложно рассчитывать на отточенность действий в линиях: новые сочетания игроков требуют времени на притирку.

— Год назад в своем первом большом интервью для нашего сайта вы объявили свою цель — сделать «Спартак» тактическим хамелеоном. На какой стадии ее реализация?

— Мы продолжаем совершенствоваться в этом направлении. На протяжении всего сезона у нас был примерно один и тот же набор футболистов, но мы стремились играть в разный футбол, и ребята подтягивали свои навыки, чтобы адаптироваться к конкретной новой модели. Мы всегда помним о ключевых элементах игровой философии «Спартака», уважаем ее. «Спартак» хочет доминировать на поле, атаковать с первой до последней минуты. Но порой матчи складываются так, что нужно уметь быть разным и удивлять соперника. Игроки должны реагировать на происходящее молниеносно, как в уличном футболе. И если против тебя стоят в обороне стеной, ты должен знать, как это преодолеть. Это касается и меня как тренера, и футболистов: они получают установку от штаба, но мы не можем действовать на поле за них.

— Вы сказали о травмах и закрытом стиле многих соперников. А какие еще причины повлияли на то, что во второй части сезона «Спартака» был менее стабилен, чем в первой?

— Если говорить об игре в атаке, то после зимнего перерыва мы, наоборот, улучшили все наши показатели! Создавали больше опасных моментов и голевых ситуаций, еще чаще владели мячом. Но подвела эффективность этих атак. Вот в этом мы просели. И теперь активно работаем, чтобы устранить эту проблему. В том числе за счет приглашения новых исполнителей.

— Около половины от общего числа голов и результативных передач в прошлом сезоне записали на свой счет Промес и Соболев. Такой перекос вас не настораживает?

— Это точно не проблема, потому что во многих голах приняла участие буквально вся команда. При этом нам не хватало мячей после атак «второй волной» — то есть в исполнении полузащитников и игроков обороны, подключающихся в финальную треть. Это как раз то, что может помочь в играх с закрытым противником. По числу опасных ситуаций мы были в лидерах лиги, но в финальной части не хватало четкого завершения.

— В первом туре из-за дисквалификаций не сыграют Соболев и Джикия, не вернулся после выступлений за сборную Николсон. Как компенсировать потерю капитана и сразу двух центральных нападающих?

— Дисквалифицированные игроки должны понимать свою ответственность в таких ситуациях, ведь они получили наказания за неспортивное поведение. То, что их нет, — большая возможность для остальных. Ведь если сменщики классно себя проявят, то продолжат получать игровое время. Зачем менять то, что хорошо работает, верно? 

— Что вы сказали Соболеву после истории с его дисквалификацией за неприличный жест в дерби с ЦСКА?

— Я сказал, что второго шанса у него не будет. Недопустимо, чтобы в командном виде спорта игрок вел себя как одиночка и не думал о партнерах. Мы много раз общались один на один. Надеюсь, подобное в карьере Соболева не повторится никогда, и он не будет пропускать матчи из-за своего поведения.

— В прошедшем сезоне вас тоже вызывали на КДК. Какое впечатление оставил этот «судебный процесс»?

— В первый раз я был приглашен туда, когда тренер соперника в дерби непорядочно вел себя по отношению к Пруцеву, затем сказал «красивые» слова про меня. В данном случае, считаю, мое участие в заседании было лишним. Лучше бы тренеров не отвлекали от работы. Не знаю, как это устроено в Европе, потому что не оказывался там в таких ситуациях. Но сегодня в футболе есть все условия, чтобы четко разбираться в произошедшем: кругом видеокамеры, микрофоны, за игрой наблюдают инспектор и другие официальные лица.

— Вы не любите говорить о судьях, но порой очень эмоционально реагируете на их решения.

— Я считаю, что без эмоций человек — это амеба. Робот, неживое существо. А я не хочу быть роботом. Без эмоций человеку просто нечего делать на такой работе, как футбольный тренер. Только через чувства можно понимать игру. При этом всегда нужно помнить, что в спорте очень важно иметь уважение ко всем — к своим игрокам, к сопернику, к болельщикам и, конечно, к судьям. И в нужный момент свои эмоции контролировать.

— Вы говорили, что все еще ждете трансферов в оборону.

— Все еще жду, верно. 

— Причина поиска нового защитника — травма Тавареша или не только?

— Это главная причина, потому что Томаш получил очень серьезное повреждение и долго будет восстанавливаться. И нам необходимо найти ему замену. У нас на этой позиции был Рыбус, но и он покинул клуб. 

— Почему же тогда поляк не получил нового шанса? Ведь о его уходе было объявлено уже после травмы Тавареша.

— Нет, решение по Рыбусу было принято еще до окончания сезона, у нас был личный разговор. Так что нам нужно компенсировать потерю двух человек. В прошлом сезоне была схожая ситуация: травмы получили сразу Мозес, Умяров и Мартинс. И мы должны страховать себя от подобных вещей.

— Некоторые журналисты считают, что Соболеву необходим сильный конкурент, который будет держать его в тонусе и мотивировать. Согласны?

— Я согласен с тем, что если тебе необходим кто-то еще, чтобы у тебя был порядок с мотивацией на поле, то ты слаб. Это мое личное мнение. Должен ли я хорошо работать только в том случае, если узнаю, что в дверь офиса стучится какой-то другой тренер и просится на мое место? Грустно, если в профессиональном футболе приходится говорить о подобных вещах. Клуб платит игрокам хорошие деньги, их поддерживают фанаты, их любят семьи. В конце концов, они занимаются тем делом, о котором миллионы людей могут только мечтать. И при этом тебе нужен кто-то, чтобы заставить самого себя выкладываться как следует?! Тогда ты не голоден. Ты конформист. И ты никогда не добьешься по-настоящему больших успехов, ведь у тебя и так все хорошо. Я такое отношение никогда не одобрю. И поэтому если то, о чем вы говорите, имеет место, это неправильно и с этим нужно что-то делать.

— Как проходит адаптация Медины и Бонгонда, который уже дебютировал в матче с «Нефтчи»?

— Первые впечатления о них очень хорошие, оба игрока полны энергии и желания. Мы рады, что теперь они с нами. Хесус и Тео помогут нам стать разнообразнее, ведь прежде нам не хватало баланса и мы часто «сваливались» на одну часть поля. Нам хочется быть непредсказуемее, активнее задействовать оба фланга. При этом и Медина, и Бонгонда должны понимать, что заработать место в старте такого клуба, как «Спартак», совсем непросто. Сделаем все, чтобы они быстрее поняли нашу тактику и наши идеи.

— Конкуренция в атакующей линии сейчас возрастает. В частности, на правом краю. Как вы выстраиваете работу с теми, кто будет получать меньше игровой практики?

— В моем понимании в концовке прошлого сезона у нас было только два вингера — Зиньковский и Промес. А теперь их стало четыре. И это намного лучше. Но тут важно сказать о календаре, который составлен весьма странным образом. Возникнут ситуации, когда между матчами у нас, по сути, не будет времени для полноценного восстановления и подготовки. Это касается и поездки в Краснодар, и домашнего матча сразу после гостевой встречи в Казани. В таком графике у меня не будет иного выхода, кроме как проводить серьезную ротацию. Думаю, только по окончании начального отрезка, семи-восьми матчей, можно будет более предметно говорить о стабильном стартовом составе. Для игроков это плюс. Но это нездоровый календарь, вот что я скажу. 

— В прошлом году вы использовали Мозеса в роли «десятки», и это было классно, но затем Виктор получил серьезную травму. Теперь он здоров, при этом появился Медина, и вы называете его игроком той же позиции. Они будут конкурировать между собой или мы можем увидеть их в связке?

— Это игроки одной позиции. Как и Пруцев с Зобниным. Как и Игнатов. Так что у нас пять человек на два места. К тому же сюда можно добавить Зорина. Когда были травмированы Мартинс и Умяров, мы меняли роли, но теперь в этом нет необходимости.

— А какая позиция у Литвинова?

— Сейчас он выходил центральным защитником. Но Руслан еще молод, провел только первый полный сезон на таком уровне и продолжает прогрессировать. Набираясь опыта, он постепенно становится лидером защитной линии, очень быстро впитывает информацию и требования. Хотя в обороне у нас тоже серьезная конкуренция за место в составе. А Литвинов и в атаке может быть полезен, всегда нацелен на чужие ворота. Так что вряд ли он рад моему решению определить его в защиту.

— Как вам итоги жеребьевки Кубка России, где мы сыграем в группе с «Краснодаром», «Динамо» и «Пари НН»?

— В первую очередь меня беспокоит календарь и то, как нам распределить силы между турнирами. В отличие от зимней паузы, сейчас у нас было довольно мало времени на подготовку. А что касается соперников, то группа у нас в этот раз посильнее. «Краснодар» прибавил во второй части сезона с новым тренером. В «Динамо» также сменился тренер, и я жду, что эта команда станет интереснее и решительнее с точки зрения атакующей игры. В частности, «Оренбург» при этом специалисте был очень и очень опасен на контратаках. А с «Пари НН» мы столкнулись на финише сезона и не сумели взломать его крепкую оборону.

— «Оренбург», о котором вы вспомнили, нанес «Спартаку» одно из самых неприятных поражений в прошлом сезоне. Как избежать подобного на этот раз?

— Думаю, нас ждет совсем другая игра. Мы изучили, как команда действует при новом тренере. Это строгий футбол с упором на быстрые контратаки. Посмотрим, как все сложится на этот раз. «Оренбургу» проще в том плане, что на команду не оказывается сильного давления: это помогает игрокам чувствовать себя на поле свободно.

— Периодически в СМИ поднимается тема того, что некоторым игрокам было бы полезнее уйти в аренду из-за небольшой игровой практики. Так писали про Классена и Маслова, такие вопросы задают молодым Зорину и Мелёшину.

— Если кого-то из игроков что-то не устраивает, они всегда могут прийти ко мне и поговорить. Все, кого вы назвали, усердно тренируются, стараются развиваться и являются частью команды. И ничего о возможных вариантах с арендой для них я не слышал. Если таковые появятся, мы готовы думать на этот счет. К примеру, если говорить о Мелёшине, то ему нужно немного поменять свою игру, и тогда у него будет больше шансов выходить на поле. Потому что это по-настоящему голодный до игры парень. На позиции Зорина очень высокая конкуренция, при этом я согласен, что в таком возрасте важно получать опыт в матчах, а не только на тренировках. Но повторю: со стороны игроков я просьб об аренде не получал.

— Как строится ваша работа с тренером молодежной команды Вадимом Романовым?

— Тут важно отметить роль Артёма Реброва, который глубоко погружен в дела обеих команд. Здорово, что основа и дубль одновременно проводили сборы в Тарасовке. Занятия были разнесены по времени, так что Романов и его штаб имели возможность смотреть все наши тренировки, предоставляли нам игроков, иногда целыми линиями. Думаю, это очень полезно для понимания молодыми футболистами наших идей и того, чего от них будут ждать в первой команде.

— В вашем штабе есть изменения: новым тренером вратарей стал Юрий Шишкин, а главным аналитиком — Андер Карбахо. Почему решили пригласить именно их?

— Мы всегда стараемся совершенствоваться. И когда поняли, что в прошлом сезоне не все работало оптимально, решили усилить свою команду. Юрий — опытнейший тренер вратарей, который поможет нам исправить недочеты. Андер появился, потому что до этого за аналитику отвечал Даниил Баженов, и в какой-то момент я понял, что буквально убиваю его: для одного человека это был слишком большой объем работы. Медицинскому штабу тоже не помешают свежие силы, чтобы посмотреть на построение работы под новым углом. Для этого мы пригласили из Испании физиотерапевта Карлоса Бартоломеу и тренера по реабилитации Амадора Санчеса.

— Что-то изменилось для вас с приходом на пост генерального директора Олега Малышева?

— Нет. Мы познакомились, когда он еще не занимал эту должность, но уже был близок к клубу. Олег всегда на связи. Это очень важно, потому что перед началом сезона всегда много забот и проблем, и я как тренер не могу решить их все. 

— Какое-то время команда продолжит тренироваться в Тарасовке и после старта сезона, потому что база около «Открытие Банк Арены» модернизируется. Что именно там происходит?

— Идея состоит в том, чтобы там было комфортно проводить по многу часов в день, чтобы это место воспринималось одновременно как дом и как храм знаний. Чтобы не было ощущения, что ты в госпитале или каком-то холодном, бездушном офисе. На стенах теперь будет больше красок, появятся фото с яркими моментами спартаковской истории. Через окно в рабочей зоне можно будет видеть тренировочное поле.

— Недавно в клубе была разработана программа языковой адаптации. По сути, создается целая языковая школа для команды и сотрудников. Расскажите, в чем суть этой работы.

— С такой инициативой выступил наш переводчик Владимир Иринчеев. В нашем коллективе довольно много иностранцев. В том числе я. Пару лет назад я сам не говорил на английском — и сегодня понимаю, насколько легче мне работать благодаря тому, что овладел этим самым универсальным языком. Очень важно, чтобы как можно больше людей в клубе могли свободно доносить информацию друг до друга, не теряя при этом важных деталей. Это касается не только футбольных диалогов, но и любых бытовых ситуаций. Суть программы заключается в определении языковых потребностей каждого игрока, тренера, члена персонала. Исходя из этого анализа будет строиться обучение с использованием собственных методических материалов. Таким образом, российские игроки по желанию смогут совершенствовать свой английский. Иностранцы стараются изучать основы русского, так что получится движение навстречу друг другу. 

— При этом некоторые из российских членов тренерского штаба и администрации с прошлого года изучают испанский. Вам было приятно, когда узнали об этом?

— Приятно, но проблема в том, что я сам начинаю забывать испанский, потому что практически им не пользуюсь. Звучит невероятно, но это так! Но если серьезно, испанский — прекрасный язык, музыкальный. И я очень рад, что ребята его учат, ведь это значит, что они хотят поскорее оказаться у меня в гостях в солнечной Испании. 

— В мае вы стали отцом. Как на вас повлияло рождение сына?

— Жизнь стала другой, намного эмоциональней. А поменялось в первую очередь мое восприятие работы, отношение к ней. То, как я на ней фокусируюсь. Сейчас попробую объяснить. Во время сбора я провел много времени на расстоянии от малыша, так как мы жили в Тарасовке. И часто задавал себе вопрос: что я делаю и зачем? Ответ пришел, когда мы проводили товарищеский матч в «Лужниках», а жена с сыном были на трибунах. Вот для чего я должен каждый день стремиться к лучшему результату команды. Чтобы быть примером для Гильермо Николая. Примером не футбольным, а жизненным. 

— Болельщикам понравилось, что вы назвали сына русским именем. Почему именно Николай? Неужели в честь Николая Петровича Старостина, чей портрет висит у вас в кабинете?

— Так и есть. Когда мы были в Греции и Швейцарии и обсуждали свое будущее, то, конечно, имя Николай в наши планы не входило. Но так сложилась наша жизнь, что сейчас мы в России, в Москве, я работаю в «Спартаке». Николай — это имя почитаемого в России святого. И, конечно, имя основателя нашего клуба. 

Кстати, моя мама называет малыша Коля. Я сначала даже не понял, о ком речь, когда она написала: «Как там наш Коля?» Она большая поклонница русской культуры, литературы. 

— Ваши родные уже бывали в России?

— Как раз собираются впервые прилететь. Они будут на трибуне в матче второго тура с «Балтикой». Мама никогда не была здесь и очень взволнована, потому что всю жизнь интересовалась Россией.

— Весь летний отпуск вы провели в России. Как вам такой опыт?

— Нам очень понравилось! Мы отдыхали в месте, которое расположено в 70 километрах от стадиона «Спартака». Говорю так, потому что других ориентиров в Москве у меня нет. Мы гуляли по лесу на свежем воздухе, ели блюда русской кухни. Даже не думал, что столь чистая природа может быть так близко от огромного города. Обязательно повторим подобный отдых.

— Вы рассказывали, что ради переезда в Россию супруга оставила работу в Европе. Чем она занимается в Москве, помимо заботы о малыше?

— Главное, что она делает, — поддерживает меня. Каждый день помогает мне. Сын совсем еще маленький, поэтому требует внимания к себе 24 часа в сутки. Хорошо, что прилетает моя мама: ее помощь будет кстати. А когда жена была беременна, мы старались выбираться в театры, рестораны, другие новые локации. Она художница, ей важно находить новые образы. 

— Вы уже год в России. Какое впечатление сложилось о нашей стране за это время?

— Я могу сказать о России только добрые слова. Во-первых, Москва — невероятный город в плане комфорта жизни, здесь есть буквально все. Я получаю удовольствие от того, что вижу, когда еду по Москве на машине или прогуливаюсь. И я очень часто встречаю здесь вдохновляющих людей. Мне очень нравится наблюдать за представителями искусства. В театре, на балете и так далее. И пусть довольно продолжительное время тут было очень холодно, этот город полон жизни и красоты, которые дают тебе силы и толкают на создание чего-то нового, креативного.

— А какой выезд за пределы Москвы запомнился особенно?

— Нижний Новгород: там потрясающий Кремль на возвышенности. Когда увидел это место, словно перенесся в прошлое. Понравились улочки Екатеринбурга. Много было красивых мест. Говорят, Казань и Калининград тоже классные. Буду ждать знакомства с ними!

Поделиться: vk-icon tg-icon
Комментарии

Комментарии

Добавить коментарий

Возврат к новостям